Додому Без категорії Рассказы по-бердичевски Школа, которой нет

Школа, которой нет

20
0
ПОДІЛИТИСЬ

Все мы родом из детства. Это истина, не требующая доказательств. А детство – это у многих детский сад и, безусловно, школа! Последняя была в жизни каждого из нас. И воспоминания о ней, хорошие или плохие, мы проносим сквозь многие годы. И сейчас, когда я читаю в своей родной газете или слышу по радио о многих школах нашего города, слышу их номера – от первой до семнадцатой, – у меня начитает щемить сердце. Вот уже много лет среди них не называют моей родной школы, школы под несчастливым №13, но, наверное, самой счастливой. А не называют потому, что ее просто нет. Нет фактически, но она до сих пор живет в сердцах ее выпускников, в их воспоминаниях. Не секрет для многих, что я не относился к числу ее лучших учеников, но я люблю ее до сих пор, наверное, сильнее других. Иначе не приходили бы ко мне во сны мои школьные учителя и бесшабашные одноклассники.

Хотя прошло уже много лет с тех пор, как я окончил школу, но до сих пор помню свои школьные годы. Не только помню, но могу до мелочей воспроизвести события тех уже далеких лет.

– Проскорук! Выйди из класса! Завтра чтобы пришел с родителями в школу!

– Цезария Михайловна, так я же ничего не делал.

– Вот за то, что ничего не делаешь, и выйди. Не мешай другим!

– Цезария Михайловна, он действительно ничего не делал, – вступился за него Степа Шевчук.

– Степа, насколько мне известно, ты будешь поступать в автомобильный, а не в юридический, так что в роли адвоката не выступай.

– Цезария Михайловна, если я уйду, то больше не вернусь. За углом школы стоят мои друзья, и мы уйдем на “мандры”.

– Ах так, тогда на перемене зайдешь к директору школы, – сделала свое лицо суровым учитель русского языка и литературы Цезария Михайловна.

Но эта суровость так не шла к прошлогодней выпускнице Бердичевского учительского института Сирацкой-Хабчук. Стройная, красивая, с закрученными сзади русыми волосами. От нее так и веяло пушкинским временем. Но мы-то знали, что в душе Цезария Михайловна добрая. Не раз замечали, как она делилась своими бутербродами со школьниками. А их в нашей школе под номером 13 было, ой, как много. У каждого четвертого отец не вернулся с Великой Отечественной.

На переменах, когда кто-то из нас доставал тонко нарезанные два кусочка черного хлеба, политые сверху подсолнечным маслом и посыпанные солью, духман по школьному коридору шел такой, что слюнки текли. Только было и слышно:

– Дай кец! Дай кец!

Одни делились, другие за один откус хлеба выменивали сигарету “Южную” или тонкую папироску “Прибой”.

В школе в основном учились дети с Качановки, Писок. Эти районы были не то, что криминогенные, а ребята оттуда были задиристые. Так что драки после уроков – явление для нас нормальное.

Окна учительской выходили на спортивную площадку. И как только начинал назревать конфликт, тут же появлялся учитель черчения Виктор Владимирович Шаврацкий с учителем труда Львом Семеновичем Тартаковским. Виктора Владимировича ребята боялись не только за его строгость, но и за то, что гири и штанга для него были, что для нас держак от лопаты. Он ими играл в спортивном зале, как Иван Поддубный в цирке.

Льва Семеновича не боялись, его просто уважали. Он так красиво умел рассказывать, что драчуны забывали, для чего они пришли на спортплощадку. А если он обещал, что завтра поведет в городской музей, который находился в то время в крепости, так слово свое обязательно сдерживал. И будь в это время контрольная или инспекторская проверка, директор школы Николай Иванович Климчук шел навстречу Тартаковскому: нас отпускали на экскурсию. А может, директор делал поблажку Льву Семеновичу за то, что школьный музей, организованный им, был лучшим в области. Не знаю. Но знакомиться с его экспонатами приезжали даже из Киева.

Из любимых занятий в то время у нас было военно-патриотическое воспитание. Бывший моряк Иван Иванович Демиденко организовывал встречи с участниками освобождения города от немецких захватчиков – А. Ивановым, В. Удовиченко, которые навсегда остались в нашей памяти.

С того времени много воды утекло в реке возле школы, а до сих пор стоят в глазах молодые Герои Советского Союза В. Алин, В. Рывж, П. Гельман, проводившие с нами уроки памяти.

Мы гордились тем, что именно в нашей школе учился герой-подпольщик Завадский. Для большинства он был ярким примером для подражания.

Когда в наш класс пришла новенькая – Дина Павлюк, все мальчики-троечники за считанные дни стали хорошистами. И что вы думаете, на это сказала учительница математики Таисия Андреевна Хилюк:

– Я чувствую, что если завтра к вам в класс переведут еще одну новенькую, то вы все станете отличниками. И я этому не удивлюсь.

Но чувство ее подвело. К нам больше никого не переводили. И отличниками наши мальчики так и не стали. Вот добрее и внимательнее мы все-таки стали: каждый из нас по очереди нес портфель Дины после школы за железнодорожный вокзал. И все мы, скрывая это друг от друга, были влюблены в это чуть курносое божественное создание.

По сбору металлолома наша школа всегда была на первом месте в городе: ведь завод “Комсомолец” был рядом. Правда, после наших “партизанских” рейдов частым гостем в школе был директор завода Иван Брониславович Пржеорский. И уже в то время мы узнали, что такое бартер. В обмен на недостающие детали к токарным станкам, которые почему-то оказывались у нас, а не на заводе, он давал энное количество настоящего металлолома. На школьной линейке мы давали комсомольское слово, что это в последний раз. Но когда звучал призыв “Металл – стране Советов”, Иван Брониславович снова и снова приходил к нам и делал выгодный для нас бартер.

Прошли годы. Не вышли, к сожалению, из моих одноклассников профессора и академики, физики и химики. Стоп, химиком один стал: “химичил” на стройке. После нескольких лет, проведенных в местах не столь отдаленных, он появился в Бердичеве. Встретил его, заросшего, с большими клетчатыми сумками возле урн. Меня он не узнал, а может, не захотел. Не буду и я называть его.

Физики у нас тоже были, но, правда, лишь городского масштаба. В свое время нелегально крутили музыку на средних волнах радиоприемников.

Но есть первоклассный слесарь на швейной фабрике Анатолий Миронюк, оператор котельни на молокозаводе Володя Жуковский, мастер-электронщик Жора Лищук, директор, педагог автошколы Степан Шевчук. Судьба забросила в далекую Ливию врача Ларису Княжук. Юра Михальчук работал агрономом в Мирославке, директором совхоза в Гришковцах, начальником районного управления сельского хозяйства, а ныне – предприниматель.

Я мог бы еще немало и подробно рассказать не только о своих одноклассниках, но и о многих выпускниках нашей школы. Со многими я дружу и общаюсь, о многих знаю из рассказов других. Всегда радует то, что когда мы встречаемся, хотя и редко, то чувствуем себя, как дети, вышедшие из одного дома, имя которому школа. Школа №13. Школа, которой нет.

ЗАЛИШИТИ КОМЕНТАР

Please enter your comment!
Please enter your name here