Домой Новости Магия и ведьмовство на Бердичевщине: настоящее и далекое прошлое

Магия и ведьмовство на Бердичевщине: настоящее и далекое прошлое

138
0
ПОДЕЛИТЬСЯ

С 1990-х годов на постсоветском пространстве, в том числе и в Украине, значительно оживился интерес ко всему, что связано с магией и оккультизмом. Конечно, в Советском Союзе магии, как и секса, не было. Но оккультизм быстро наверстал упущенное и превратился в моду. Сегодня украинец не может пожаловаться на недостаток материалов «магического» содержания: к его услугам огромное количество советов магов, колдунов, знахарей и даже белых ведьм, выходят новые и переиздаются старые учебники по магическим гаданиям, заговорам, снадобьям, на каждом шагу можно купить карты Таро и другой магический «реквизит». Газеты пестрят объявлениями об услугах различных волшебников, которые обещают снять порчу или загадочный «венец безбрачия», исцелить, предсказать будущее. Можно даже заказать гороскоп или гадания как ежедневную услугу на мобильный телефон.

А как же бердичевляне? Имеют ли они такой же свободный доступ к магическим услугам, как и другие рядовые украинцы? Судя по многочисленным объявлений как в местных газетах, так и в соцсетях, можем уверенно утверждать, что да, имеют.

Но не будем делать рекламу современным колдуньям и ведьмам, а вспомним прошлое, где ведьмовство и колдовство имели другую специфику и отношение современников к этой деятельности.

Первым, что бросается в глаза исследователям этой темы — это местная топонимика. Лысая гора? Так это же известно колдовское место! Бердичевские старожилы до сих пор пересказывают легенду, будто бы именно в этом месте, на вершине холма, собирались местные колдуны и ведьмы для своего шабаша, а растения на этом неблагоприятном («ведьмином») месте даже не могли расти. Собственно, поэтому и гора — лысая. Это сейчас она обсаженная деревьями, которые в 60-х и 70-х годах высадила местная молодежь по призыву лидеров комсомольской организации.

То ли с Лысой горой, словно в подтверждение ее колдовского статуса, то ли с самим Бердичевом связана одна давняя история.

Детоубийство в Щуровчиках. Евка Станориха

Зимой дальнего 1753 года в селе Щуровчики сейчас Изяславского района Хмельницкой области произошло жуткое, хотя и не чрезвычайное для тех времен, событие. Дети некоего крестьянина Ивана Петровича нашли в своем хлеву мертвого новорожденного младенца и побежали к отцу рассказать о страшной находке. Пока он пришел, свиньи уже успели выесть у трупа грудь и шею. Иван немедленно сообщил тивуну — хозяйского управляющего, что в его хозяйстве произошло преступление. Между тем в селе распространились слухи и догадки о лиходейнице, матери мертвого младенца, и всё указывало на Евку Станориху, которая несколько недель назад пришла в Щуровчики из соседнего села Подлесцы. Вскоре собралась толпа и пошла в корчму, где проживала Евка. Там женщину связали и повели к чиновнику. Так как преступление признали чрезвычайно серьезным, дело передали в город Заслав, а оттуда, в свою очередь, на расследование в вышестоящую инстанцию ​​- суд города Кременец.

Ведьма. Оришка Личманиха

12 февраля 1753 года Евка Станориха заявила, что в какой-то момент решилась прервать беременность. Додумалась она к этому не одна, а по наущению другого человека. Евка поделилась своей бедой с женщиной по имени Оришка Личманиха, которая и убедила ее воспользоваться зельем, чтобы избавиться от ребенка. Нужное зелье Евке принесли где-то под праздника Рождества Богородицы. Через три дня после того, как она его приняла, Евка родила мертвого ребенка и спрятала его в сарае. По словам Евки, именно Оришка была инициатором прерывания беременности.

К тому времени искать помощи у местных волшебников в безвыходных или сложных жизненных обстоятельствах было обычным явлением. К ним шли с самыми сокровенными секретами, которые не решались рассказать даже самым близким людям. В случае нежелательной беременности и других родственных проблем чаще всего обращались к «бабкам», а не к родственникам или друзьям. Для Евки таким местным колдуном была как раз Оришка Личманиха.

В суде сообщение о Оришке восприняли очень серьезно. Вот только судьи сомневались в правдивости признания Евки: в тогдашних условиях инквизиторской системы судопроизводства единственным способом узнать правду считался допрос с применением пыток. Кременец удерживал собственного палача, но не каждый украинский город мог себе это позволить.

Итак, Евку отправили в палачу. Пытали ее согласно предписаниям магдебургского права: трижды растягивали на дыбе и поджигали свечами конечности. Под пытками Евка не изменила свое признание, поэтому суд принял во внимание именно эти показания, и на их основании решили вызвать в суд Оришку Личманиху.

Оришку допрашивали 14 февраля. Сначала ее расспросили о зелье, которое она дала Евке. Оришка сказала, что зелье это было волшебным и ядовитым, по крайней мере для ребенка. Знакомство с ядами на Западе и в Украине часто приравнивали к ведьмовству и волшебству, а в конце XVII-XVIII вв. кое-где в европейских судах еще и с детоубийству. Люди верили, что на шабашах ведьмы приносят в жертву младенцев, едят или используют их для приготовления волшебных мазей и порошков.

Полеты в Бердичев. Ведьмовские шабаши

Оришка между прочим рассказала, что очень хорошо знает эту траву, которая называется «пилип-зелье» и в их краях не растет, найти ее можно «аж на Украине». Употребляют это снадобье на «всякие злые дела»: например, беременная женщина, выпив его, сразу потеряет ребенка; еще им пользуются женщины, чтобы заставить вернуться мужей, которые покинули семью. Оришка поделилась и рецептом приготовления напитка: надо поставить зелье на огонь и приговаривать: «Варись, варись! Мне пригодись!» Когда же голос из зелья спросит «Чего хочешь?», можно выражать свое желание, а в конце надо добавить: «Сделай мне это!». По словам Оришки, об этой траве она узнала от кого-то «из Украины» и указала местность — из-под Бердичева! Также ей показали зелье, объяснили, для каких злых поступков и дел оно положено, и теперь Оришка «хорошо знается и понимается» на нем. Поэтому она дала Евке зелье, чтобы та избавилась от ребенка.

После этого рассказа у судей сложилось определенное представление о Оришке. Однако судьи не удовлетворились ее добровольным признанием. Как и Евку, Оришку подвергли пыткам. К ней применили те же пытки, что и к Евке. На муках Оришка рассказала много интересного. Прежде всего она рассказала все, что знала о ведьмовстве. Выяснилось, что она в этой местности не одна, кто знается на чарах, — еще как минимум четыре «ведьмы» жили в соседнем селе Дуньковцы. По ее словам, они никогда не действуют в одиночку, а только сообща, то есть видьмовством занимаются все вместе. Каждый четверг эти женщины собирались в одном доме, чтобы оттуда лететь «за границу». Сама Оришка только дважды летала с ними, но хорошо запомнила «технику» полета. Ей выдавали березовую палку с привязанным на конце лыком. Оришка называла это «конем», так как лыко, вероятно, служило таком «лошади» за хвост. Когда все пятеро ведьм полетели «на кордон», она свалилась с «коня», потому что еще не очень хорошо усвоила технику полета: «Упала с коня. Разбила нос и ранила спину», — жаловалась Оришка. Из-за «аварии» дальше лететь было невозможно, поэтому она должна была присоединиться к ведьм «из Украины» под селом около Бердичева. Это уже второе известное нам упоминание о могущественных ведьмах из-под Бердичева, поэтому вполне вероятно, что Оришка действительно бывала в той местности и именно там научилась каких-то элементов практической магии. Хотя в ее признании этого нет, но вероятной (и, конечно, мнимой) целью их регулярных полетов «в Украину» могло быть большое ведьмовское сборище. Не на Лысой горе, случайно?

Суд. Наказание Евки и ведьм

Довольно скоро судьи решили судьбу Евки Станорихи, ведьмы Оришки Личманихи и ее подруг. Как ни странно, суд оказался более умеренным, чем можно было предположить исходя из сути дела. Судьи признали, что Евкин ребенок родился мертвым, но все равно расценили этот случай как детоубийство. Этого было достаточно, чтобы осудить Евку на смерть. Судьи сослались на магдебургское право, согласно которому женщину должно было разрывать раскаленными щипцами, а затем похоронить заживо, забив кол в сердце. Как и в большинстве случаев, эту страшную казнь заменили на простую смерть «от меча».

Саму Оришку обвинили в том, что она дала Евке ядовитое зелье, оклеветала четырех женщин, а еще ложно свидетельствовала на допросах (!). Все вместе эти преступления, по мнению суда, не заслуживали смертной казни. Но и приговор был не из мягких. Оришку отдали палачу «магистру Антонию Киндратскому», который должен наказать ее двумястами ударами розг, только не сразу, а по пятьдесят ударов ежемесячно. Других женщин-ведьм предупредили: если они или их дети и далее будут заниматься колдовством и волшебством, то их через несколько лет или через несколько десятков лет сожгут живьем, как это и предполагает магдебургское право.

Оришка была одной из немногих обвиненных в колдовстве, к кому применили пытки. Мало того, она не единственная, кто признался в практиковании злых чар, как то приготовление и распространение зелья, вызывание непогоды, похищение молока у коров. Признания Оришки уникальны: они содержат элементы «ведьмовских фантазий», которые позволяют понять природу тогдашних представлений о ведьмах и ведьмовстве. С ее причудливых свидетельств можем сделать вывод, что ведьмовские практики, призванные вредить обществу, элементарные формы ведьмовских организаций, регулярные собрания и полеты «в Украину» (вероятно, на шабаш) были распространенной частью тогдашних представлений о ведьмах.

А что вы знаете о ведьмовских практиках на Бердичевщине?

Анатолий Горобчук.

За материалами книги Екатерины Дисы «Історія з відьмами. Суди про чари в українських воєводствах Речі Посполитої XVII-XVIII століть» (2008).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here