Додому Історія Еврейские святыни Бердичева Краткая история бердичевского еврейства

Краткая история бердичевского еврейства

1880
0
ПОДІЛИТИСЬ

Город-монастырь, город-крепость, Волынский Иерусалим, Малый Иерусалим — всё это в определённые периоды истории можно было сказать о Бердичеве. И значительная часть истории украинского местечка связана с еврейством, которое населяло Бердичев в XVI-XX столетиях.

Первые евреи в Бердичеве появились где-то во второй половине XVI в. Еще в инвентарном описании собственности Федора Тишкевича от 7 октября 1593 года упоминается еврей, который арендовал мельницу на реке Гнилопять: “Город новооседлый Бердичев, находящийся на реке Большая Пята, в котором повинностей никаких нет, ибо дана ему воля этим летом. В том местечке замок на городище, в котором построены: спереди над вратами башня, в стене 4 светлички и 6 домиков, на горке зал построен большой, пекарня, сени, коморы, напротив сеней начали строительство башни. Городище стенами обставлено, вокруг замка пригород. Возле замка гребля, став, млын с четырмя колесами, который орендует до 1599 года за 100 коп в год еврей”.

Первые же данные о еврейской общине в Бердичеве относятся к 1712 году: в этом году в местечке был организован кагал[1], что свидетельствует о проживании здесь значительного количества евреев. В 1732 году в Бердичеве уже был открыт портняжный цех. В 1765 году за официальной переписью в Бердичеве проживало 1220 евреев, а в 1787 году – уже 1500.

Относительный покой, небольшие налоги на иностранные товары стали причиной развития торговли. В первой половине XVIII столетия собственником Бердичева становится князь Николай Радзивилл (1688-1746). Его сын Удальрик в 1765 году с разрешения польского короля Станислава II Августа организовывает в Бердичеве торговые ярмарки, которых было 10 на протяжении года. Благодаря низким налогам ярмарки играли значительную роль в развитии местечка. И в торговле этой активное участие принимали бердичевские евреи.

Кроме Бердичева евреи селятся и в прилегающих к местечку селах, создавая там общины. Например, в соседнем местечке Райгородок (ныне село Бердичевского района), который входил в волынские владения российского полководца и героя Отечественной войны 1812 года Михаила Кутузова, еврейская община была наиболее значительна. 11 августа 1804 года он писал своей жене из имения: “Сделалось у меня маленькое несчастие: [местечко] Райгородок, который, как ты помнишь, третьего года горел и только что нынешнею весною выстроился, сгорел опять на прошлой неделе. Выгорело, сгорело 45 жидовских корчм и до ста лавок. Жид топил сало и выкинуло из трубы. Это великая расстройка во всей экономии. Вместо того, чтобы его [cостояние] увеличить, как я думал, должно заботиться только, чтобы обстроить погорелых и оставить многие строения нужные но всей экономии. Ветер был такой сильный, что не успели бедные вытащить ничего. Многие без рубашек остались…”. Также евреи компактно проживают на хуторе Жидовцы (в 1934 году село переименовали в Радянское, в 2016 г. – в Романовку), и на хуторе Шлемарка (ныне – Любомирка).

Во второй половине XVII века в Бердичев приехал Либер Элиэзер (1667-1771) – раввин-проповедник, который проповедовал каббалу (духовное мистически-философское учение) и пользовался большим уважением среди евреев. Любовь к каббале у Либера можно считать наследственной. Среди своих предков он имел таких известных каббалистов, как раввин Натан Шапиро из Кракова, Шимшон Остропольский и Иехил-Михл Немировский. Последних двое приняли мученическую смерть за веру в 1648 году во время восстания казачества под предводительством Богдана Хмельницкого.

Еврейский народ смотрел на Либера, как на святого угодника, которому Бог, приблизив его к себе, открыл свои пути. Из уст в уста передавалась легенда о том, что его прадед, каббалист Натан Шапиро, является ему каждой ночью с того света, чтобы наставлять в каббале. Народ уверовал в могущество Либера и прислушивался к каждому его слову. Так Либер стал раввином-проповедником.

Умер раввин Либер Элиэзер в 1771 году – на 104 году жизни – в Бердичеве во время эпидемии чумы, которая вспыхнула в то время на Волыни. В городе умирало так много людей, что живые не успевали проводить погребения за установленным обычаем и хоронили умерших в больших братских могилах. По рассказам, раввин Либер, ожидая приближение смерти, позвал к себе четырех евреев и пообещал им место в загробном мире (“Olam haBa”) за то, что они проведут его погребение за всеми канонами в индивидуальной могиле, а не положат в общую могилу. Либер умер, и сразу после его смерти эпидемия чумы прекратилась.

Раввина похоронили на еврейском кладбище (ныне оно не существует, не существует также и первоначальной могилы; на месте кладбища ныне находится парк отдыха им. Т.Г. Шевченка). Могила Либера, которую восстановили в начале 1990-х, стала одним из двух индивидуальных святых погребений в Бердичеве (второй со временем стала могила раввина Леве Ицхака Бен Меир Бердичевского).

В последней четверти XVIII в. Бердичев становится одним из центров хасидизма на Украине, а после 1793 года – и на территории Российской империи. В 1785 году раввином Бердичева был избран и оставался им до своей смерти один из основателей хасидизма Леви Ицхак Бен Меир. Летом 1784 года его выгоняют из Пинска (ныне город на юге Беларуси), где он был главным раввином, за распространение хасидского учения, и он переезжает в Бердичев. Раввин Леви Ицхак стал одним из духовных лидеров своего поколения – тысячи хасидов приезжали к нему за советом и наставлениями. Благодаря его присутствию Бердичев превратился в центр хасидского движения на Волыни и центральной Украине.

Раввин Леви Ицхак молился крайне эмоционально, с громкими криками и рыданиями – его плач, который исходил из глубины души, поднимался к небесам: даже наиболее приземленные и черствые люди плакали и достигали подлинного раскаяния, молясь вместе с ним. Его привычным обращением к Богу было слово на идиш – “Дер Баремдикер” (Милосердный). Рассказывают, что однажды бердичевский чиновник, осуществляя регистрацию еврейского населения, зашел к раввину Леви Ицхаку и попросил указать свою фамилию. Раввин Леви Ицхак, погруженный в молитву, несколько раз громко повторил слово “Дер Баремдикер”. Чиновник решил, что это и есть ответ на его вопрос, и зарегистрировал семью раввина Леви Ицхака под этой фамилией. Некоторые его потомки, оказавшись в Израиле, перевели эту фамилию на иврит и называют себя “Рахмани”. Существует и другая версия происхождения фамилии Дербаремдикер: потомки раввина получили эту фамилию в честь начала каждой молитвы, написанной раввином Леви Ицхаком.

К лучшим произведениям хасидской литературы отнесена книга Леви Ицхака Бен Меир Бердичевского “Кдушат Леви” (“Святость Леви”), построенная в соответствии с порядком воскресных глав Пятикнижия. В книге “Кдушат Леви” получило свою дальнейшую разработку учение о цадика, занявшее в хасидизме одно из центральных мест. Книга выдержала многочисленные переиздания и стала классикой хасидизма.

Не сторонится Леви Ицхак и мирских дел. Так, в 1802 году раввин Леви Ицхак созвал собрание русских раввинов для обсуждения вопроса относительно решения правительства о запрете жить евреям в селах. В 1807 году, в разгар Наполеоновских войн, он призывал жертвовать средства на армию для борьбы с императором Франции Наполеоном.

После смерти раввина Леви Ицхака Бердичевского двадцать пятого тишрея 5570 года по иудейскому календарю (в октябре 1809 года за григорианским календарем) в Бердичеве больше не было главных раввинов. Такое решение приняли евреи Бердичева в знак своей любви к нему, и его полный титул “раввин города, который возглавляет суд” не был подарен больше никому. На еврейском кладбище, где он похоронен, на могиле был сооружен каменный шатер – усыпальница в виде пещеры еврейских патриархов, без всякой надписи, как он и завещал.

 

* * *

Языком общения бердичевских евреев был оригинальный идиш, обогащенный украинским и польским языками, на которых разговаривало окружающее нееврейское население. Иврит практически не использовался. Но лидеры еврейского просветительского движения середины XIX в. Гаскала (השכלה‎ — просвещение) презрительно называли идиш “жаргоном”, непригодным для еврейской культуры. Один из основателей этого движения на Волыни И.В. Левинсон даже предлагал евреям вообще отказаться от своего родного языка и заменить его “чистым” немецким или русским языками. Бердичевский лексикограф Шия Мордхе Лифшиц (1829-1878), который изучал волынский диалект идиш, наоборот, проповедовал идею светской еврейской культуры на основе этого языка. Плодами его деятельности стали словари: русско-идиш (опубликован в 1869 г.) и идиш-русский (1876 г.). Искренняя дружба связывала его с основателем еврейской классической литературы Соломоном Моисеевичем Абрамовичем (Менделе Мойхер Сфорим). Родившись “литваком”, т.е. сначала разговаривая на литовском диалекте идиш, Соломон Абрамович после своего переселения в 1858 году в Бердичев довольно быстро воспринял местный бердичевский диалект. Считается, что именно под влиянием своего друга Лифшица молодой писатель, который начал литературную деятельность на иврите, через некоторое время перешел на идиш. После выхода в свет в 1864 г. его первого произведения на идиш “Дос клейне менчеле” (“Маленький человек”) успех к Менделе Мойхер Сфорим пришел немедленно и навсегда.

В 1795 году в Бердичеве, который к этому времени превратился в один из еврейских религиозных центров, основывается еврейская типография. Типография печатает религиозную литературу почти исключительно на иврите. Но в 1815 году типография издала сборник религиозно-мистических рассказов на идиш (вместе с комментариями на иврите) под названием “Сейфер сеттер майсес” (“Книга сюжетов”), в которой центральное место занимает рассказ цадика Нахмана Брацлавского, записанный его учеником р. Натаном. В 1836 году царским указом почти все еврейские типографии, действовавшие на территории империи, ликвидируются. Тогда же закрывается и Бердичевская типография. Восстановить ее деятельность удалось только в 1885 году.

Карта Юго-Западных губерний европейской России с показанием процента еврейского населения в черте еврейской оседлости.

В конце XVIII века появляется такое понятие, как черта оседлости – территория компактного проживания евреев в Российской империи, определенная царским правительством с целью предотвращения их проникновения в великорусские губернии и защиты российского предпринимательства от еврейской конкуренции. Впервые черта оседлости была определена в соответствии с указом от 1791 года. В нее вошла среди прочих и Волынская губерния. С этого времени еврейское население Бердичева начинает стремительно расти. Интересны статистические данные, свидетельствующие о количестве евреев в Бердичеве в разные годы:

1765 год – 1220 чел.;

1775 год – 788 чел. (год окончания эпидемии чумы);

1778 год – 741 чел.;

1784 год – 1 319 чел.;

1787 год – 1 504 чел.;

1789 год – 1 951 чел.;

1847 год – 23 160 чел.;

1884 год – 62 366 чел.;

1897 год – 41 125 чел.;

1939 год – 23 266 чел. (перед началом Второй мировой войны);

1979 год – 4 637 чел.;

1989 год – 3 512 чел.;

1995 год – 800 чел.

2001 год – 401 чел.

Но реальное количество евреев в городе установить было практически невозможно. Дело в том, что собирать подушную подать с еврейского населения имели право лишь кагалы. Соответственно, они всеми силами “скрывали “души” при ревизиях”, скрывая их в большом количестве, а разницу с собранных налогов оставляли себе. С другой стороны государственные чиновники хотели знать точную численность еврейского населения, чтобы получать налог в полном объеме. Но, как указывали чиновники, в Бердичеве “незаписанное еврейско[е] населени[е]… всегда было около половины всего числа действительных еврейских его обывателей”.

Черта оседлости существовала до 1915 года и имела некоторые особые ограничения, которые позволяли отдельным евреям жить за ее пределами. Ограничения, налагаемые на евреев Волыни, когда она входила в состав Польши, и дальнейшие ограничения в составе царской России, привели к тому, что местные евреи, и бердичевские в частности, занимались в основном арендаторством, посредничеством между производителями сельскохозяйственной продукции и потребителями, перепродажей промышленных, ремесленных товаров, ростовщичеством, содержанием питейных заведений. И в этом они достигли немалого успеха. Еще украинский краевед Леонтий Похилевич (1816-1893) в своей книге “Сказания о населенных местностях…” указывал: “Продажа и купля, производимые обыкновенно при посредстве евреев, выражаются […] в бесконечном развитии оборотов, умножаемых предприимчивостью и безотвязной деятельностью еврейских маклеров и факторов, которые не только без капиталов, но большей частью без кредита, с помощью одной непреоборимой докучливости, умеют непременно втереться между бесчисленными торговцами и покупателями, и на счет их лености, простоты, неопытности и малодушия обеспечить без риска и пожертвования многосторонние пользы свои”.

Перекупщики составляли особый привилегированный класс, отличались богатством и влиятельности. Право на осуществление перепродажи евреи получили от российского самодержца еще в 1786 году. Это право было подтверждено “Положением о евреях” от 1835 года. Бердичевские перекупщики – первые евреи, отказавшиеся от национальной одежды, многих особенностей еврейского быта.

Согласно “Положению о евреях” (1804) устанавливалось разделение евреев на четыре класса:

а) земледельцы;

б) фабриканты и ремесленники;

в) купечество;

г) мещанство.

К категории купечества были отнесены купцы, имевшие титулы I, II, III гильдий, мелкие торговцы, владельцы постоялых дворов. По каждому из этих классов устанавливались некоторые послабления, особенно, когда еврей принимал христианство. Но ортодоксальные еврейские общины не терпели выкрестов, ставя их на уровень предателей и изгоев. Влиятельные члены кагала всячески пытались помешать принятию христианства.

В Бердичеве владелец города князь Матвей Радзивилл, ссылаясь на то, что раввины судят бедных несправедливо и пытаются получать от них только денежную выгоду, 27 марта 1794 года подписал распоряжение об избрании самими евреями большинством голосов на три года четырех судей и одного писаря. На них возлагалась обязанность решать все дела кагала. Истцам было предоставлено право обжалования решения этого суда по светским делам перед самим князем. Насколько активно пользовались этим правом местные евреи, история умалчивает.

Интересное событие произошло в 1831 году: большое еврейское семейство купцов Рубинштейнов приняло в Бердичеве православие. Напомним, что переход в православие представителей других вероисповеданий был не слишком распространенным явлением, поэтому такой массовый переход “иноверцев” местной духовной властью был воспринят с большим одобрением. Семейство Рубинштейнов крестили в несколько этапов в течение ноября 1830 – август 1831 года. 25 июля в бердичевской Николаевской церкви состоялся обряд крещения Абрама, сына Григория и Калерии, названного Антоном. Именно под этим именем мир и знает ныне выдающегося музыканта Антона Рубинштейна (1829-1894) – русского композитора, пианиста, дирижера, музыкального педагога.

Об этом, безусловно, неординарном событии в жизни еврейского местечка доложил в детальном рапорте епископу Амвросию настоятель Николаевской церкви Петр Дунин-Борковский. Из этого документа можно узнать некоторые моменты биографии самого Романа Рубинштейна, который принимал активное участие в общественной жизни города. Решение об изменении вероисповедания не было для Рубинштейна спонтанным движением души или вынужденной необходимостью, а стало закономерным следствием длительного периода его жизни. Вот что пишет Петр Дунин-Борковский: “Замечая расположение духа к истинным разысканиям религийным в жителе Бердичевском 2-й гильдии Житомирском купце, бывшем еврее Рувине Рубинштейне, который от приверженности к Престолу Всероссийскому и Отечеству, за время бывшей последней французской войны жертвовал пятдесят лошадей впользу Казны, и за то в знак особенной Монаршей Милости награжден золотой, для ношения на шеи, на аннинской ленте медалью, и в последствии времени за другие пожертвования получил благодарность, – 1820 года в ноябре месяце в числе протчих евреев вручил я ему Рубинштейну одну книгу Ветхого завета священного писания, на еврейском наречии, из книг порученных мне начальством для раздачи желающим иметь таковые. Когда же 27 февраля 1821 года открывал я в Бердичеве Библейское сотоварищество, то он Рубинштейн узнавши из общего приглашения о том, пожелал быть членом сотоварищества и записался на ежегодный взнос по пятнадцать рублей серебром. Тогда, имея, я на заведенной мною корреспонденции чрез пастора Мюллера присланные мне из Лондона печатные на еврейском наречии книги Нового Завета, Книги Пророческие, и катехизис Тремеллия, снабдил его Рубинштейна одним экземпляром каждой из них безденежно. И указал в тех книгах места о пришествии Христа Спасителя истинного Мессии и другие события… Он Рубинштейн принял книги сии усердно и 8 апреля 1821 года изъяснил мне письменно сими словами, что “он излагает чуствительнейшую благодарность за присланный мною дар…”. От сего приметно он сближался к христианству”.

Всего было крещено 35 членов семьи Рубинштейнов, начиная с деда – купца Рувена Рубинштейна из Житомира. И все же толчком к крещению, по более поздним воспоминаниям матери известного композитора, стал Указ императора Николая I от 1827 года о призыве детей кантонистами на 25-летнюю военную службу. После крещения на семью перестали распространяться законы черты оседлости, и уже через год (по другим данным – в 1834 году) семья Рубинштейнов переехала в Москву, где отец будущего музыканта открыл небольшую фабрику.

В середине XIX в. Бердичев условно делился на несколько частей: Старый город, Новый город, Та сторона реки (Загребелье – часть города, расположенная на левом берегу реки), где проживало меньше евреев, и Пески – северная окраина города, здесь жили евреи-ремесленники и люмпены (название Пески пошло от карьеров, где добывали песок). В Старом городе, который был населен в основном мелкими торговцами, ремесленниками, религиозными деятелями, сильно ощущалось хасидское влияние. Здесь находился клир (разновидность синагоги) Леви-Ицхака, Большая старая синагога, много синагог за ремесленными специальностями, а также хедеры (еврейские религиозные начальные школы). Языком общения здесь был оригинальный идиш.

В Новом городе проживали в основном купцы, промышленники, интеллигенция. Здесь разговаривали преимущественно на русском. Осваивая русский язык, здешние евреи делали шаг в “большой мир” (именно этот мир был подмечен острым пером еврейского писателя Шолом Алейхема). На стыке Старого и Нового города, на гористом правом берегу реки Гнилопять, располагался район под названием Качановка. На Качановке, как и в Старом городе и Песках, разговорным был идиш. В целом же значительная часть нееврейского населения Бердичева понимала идиш и даже разговаривала на нем. Есть свидетельство известного еврейского публициста Владимира Жаботинского (кстати, его мать Хава Зак родилась в Бердичеве): “Я побывал в Бердичеве в начале этого столетия (XX – прим. авт.) и даже тогда застал еще на железнодорожной станции православных грузчиков, которые изъяснялись на гораздо более чистом идиш, чем я сам, а в говоре их звучал настоящий еврейский распев”.

sviatyni_08
Бердичевский базар.

Постепенно на центральных улицах Бердичева на месте деревянных домов выросли кирпичные, которые придали городу характерных и неповторимых черт еврейского местечка – штетл (идиш schtetl – город). Под этим термином подразумевается также своеобразный характер бытового и духовного уклада еврейства. Еврейские дома в городе были часто высотой в два или полтора этажа, при этом на первом или в цокольном этаже размещались склады, лавки, мастерские, а на втором жили хозяева, нередко по 4-5 семей. За домом обычно был двор для хозяйственных нужд. Из-за недостатка места несколько семей пользовались общим двором, в котором находился погреб (под него преимущественно использовались старые подземные ходы) и хозяйственные постройки. Дома строили так, как позволяло пространство. Внешне дома были украшены деревянным крыльцом и галереей на втором этаже с резными столбиками-балясинами или деревянной обшивкой. Интересной среди евреев была традиция украшать резным орнаментом створки входных деревянных дверей, ведущих в дом. Такие резные двери можно встретить на улицах Бердичева и сейчас (например, на улицах Луппова, Дзержинского, Пушкина).

Официальные власти относилась к евреям с недоверием и подозрением. Евреи перевозили и скупали контрабандные товары, валюту, запрещенные печатные издания, осуществляли беспатентную торговлю т. п. У местных жителей евреи выманивали векселя на имя как оплату за аренду земель и лесов (впрочем, как и любой другой арендатор, не еврей).

Жизненный уровень еврейской общины города, по сравнению с другими населенными пунктами, был несколько выше, хотя почти половина евреев Бердичева в 40-х годах XIX в. едва перебивались изо дня на день. Это относительное благополучие вместе с культурным уровнем более богатого класса создали Бердичеву имя и положение “еврейской столицы” Юго-Западного края. Поэтому при намерениях провести определенные реформы в жизни еврейских общин царское правительство особое внимание обращало на необходимость поддержки нововведений в Бердичеве. Известный еврейский деятель в области образования Макс Лилиенталь (1815-1882) провел в 1842 году путешествие по населенным пунктам черты оседлости с целью подготовки еврейского общества к образовательной реформе. В письме к министру народного просвещения Сергею Уварову (1786-1855) он писал: “Успех в Бердичеве знаменует собой успех в Подолии, Волыни, Херсоне и Одессе; неудача в Бердичеве испортила бы все дело”.

sviatyni_03
Улица, ведущая к Успенскому собору (“Золотая улица”). Фотография с альбома, приуроченного к 300-летию правления царского Дома Романовых, 1913 г.

Бердичев в первой половине XIX века стал большим банкирским центром тогдашней России. В нем, начиная с 30-х годов, возникло несколько еврейских банкирских домов, которые играли заметную роль в экономической жизни Правобережной Украины. По официальным данным, в Бердичеве в 1849 г. насчитывалось 8 банкирских домов, но фактически их было больше. В городе на так называемой Золотой улице, которая тянулась от монастыря Босых Кармелитов до Соборной площади, были расположены конторы банков, вокруг которых роилась масса различных посредников, комиссионеров, маклеров.

Основные свои операции бердичевские банкиры производили на Киевской контрактовой ярмарке. Для удобства банкиры Бердичева строят в Киеве здание, где размещают “Бердичевскую финансовую контору”, которая действовала от Варшавского банка. Также тесная связь бердичевских банкиров существовала с банкирскими домами Петербурга, Москвы, Вильны, Риги, и особенно Одессы. Они были связаны также со многими заграничными банками.

Бердичев становится резиденцией известного банкира Иосифа Гальперина (1785-1865), представителя семейства Гальпериных – крупнейшей на Украине банкирской семьи, деятельность которой связана главным образом с сахарной промышленностью. Гальперин был купцом первой гильдии, почетным членом Бердичевской еврейской общины, в число которых входили также Манзон, Каменка, Хорвиц и другие. Гальперин – потомственный почетный гражданин города Бердичева. Он прославился среди современников как меценат, много времени отдавал благотворительности и не только на территории Бердичева. Интересен тот факт, что во время Крымской войны 1853-1856 гг. банкиру Иосифу Гальперину и купцу Горвицу была объявлена высочайшая благодарность за предоставление российской армии благотворительной помощи. Бердичевский городовой С.С. Громека так писал об Иосифе Гальперине: “Я не видел другого еврея, который любил бы более своих единоверцев и принимал бы более участия в их общественных интересах и нуждах. Во время холеры, пожаров и других народных бедствий дом его всегда окружен несчастными, из которых ни один не уходит без помощи. Первым вкладчиком для основания какого-либо благотворительного дела для общих нужд города был Иосиф Гальперин”.

sviatyni_01
Хоральная синагога в Бердичеве. Фотография с альбома, приуроченного к 300-летию правления царского Дома Романовых, 1913 г.

В 1850 году в Бердичеве на средства еврейской общины построена Хоральная синагога. Одноэтажная, прямоугольная в плане с симметричным размещением пилястр, она вмещала около тысячи человек. Синагога ориентирована главным фасадом на запад, служила молитвенным домом, центром изучения иудаизма и местом собрания еврейской общины. В центре ее стояли 4 колонны, поставленные близко друг к другу, ограждая главную части храма – возвышение для чтеца. Колонны делили зал на 9 одинаковых пролетов. С возвышения проводилось чтение и комментирование Библии и Талмуда.

На восточной стороне главного зала находился украшенный изысканной резьбой алтарь. В отличие от обычной синагоги, здесь работал постоянный хор с хорошо подобранными голосами, кантор с обязательным музыкальным образованием и красивым баритоном. Здесь пели Н. Белзер (Спивак, 1824-1906) и З. Ровнер (Я. Мороговский, 1856-1943), хасидские мелодии создавал кантор Йоселе Талнер. Внутри синагога была похожа на лютеранскую церковь: колоны, ряды скамеек, хоры, на которых размещались женщины, тогда как в старых синагогах женщины находились в задних полутемных помещениях с маленькими зарешеченными окошками. Потолок имел пышные внутренние купола. Интерьер был украшен полихромными стенописями.

Распределение мест в синагоге отражало социальную иерархию. Вдоль восточной стены сидели наиболее уважаемые люди – раввин, знатоки Талмуда, состоятельные евреи, которые занимались благотворительностью. Чем дальше от восточной стены, тем ценность мест уменьшалось, а у западной стены размещались простые евреи. Синагога выполняла, наряду с религиозными, еще и функции управления. Это была одна из первых в Российской империи Хоральная синагога. Монументальность и размеры указывали на ее значительную роль в жизни городской общины.

sviatyni_02
Еврейская больница. Фотография с альбома, приуроченного к 300-летию правления царского Дома Романовых, 1913 г.

На низком уровне в Бердичеве находилось медицинское обслуживание. В середине XIX в. действовали две больницы на 20 и 30 коек. Одна из них содержалась на средства еврейской общины. И эта больница разместилась… во дворце Радзивиллов! Не в состоянии хозяйствовать, потомки бывших магнатов передали здание еврейскому кагалу. Точнее, кагал приобрел его в счет погашения долгов. Здесь разместилась знаменитая еврейская больница. Говорят, и в роли еврейской больницы дворец поражал остатками своей роскоши. Вот как восхвалял новое назначение имения состоятельных владельцев города исследователь Андрей Субботин в своей работе “В черте еврейской оседлости” (1890): “Больница устроена более чем роскошно: просторные, чистые палаты, широкие чистые коридоры, масса света и воздуха, все необходимые условия. Аптека, баня, кухня, прачечная и прочие устроены с такими удобствами, которым могут позавидовать многие наши столичные больницы. Всего более импонирует большая палата – бывший танцевальный зал польских магнатов, с мраморными колоннами и стенами. Там, где когда-то раздавались веселые звуки оркестра, и красивые пани в своих живописных костюмах отплясывали живописную мазурку, где было столько блеска, роскоши, изящества, – там теперь лежит десяток измождённых евреев, надломленных в борьбе с жизнью”.

В конце XIX в. торговлей в городе занимались почти 16,5 тыс. евреев. Торговали одеждой, мануфактурой, обувью, мебелью, домашним инвентарем, скотом, лошадьми, повозками, сбруей, зерном, мясом, рыбой, медом, спиртными напитками, воском и т.д. Достаточно распространенной среди бердичевских евреев оставалась спекуляция. По данным общероссийского переписи 1897 года Бердичев занимал шестое место на Украине по численности представителей купеческого сословия. Однако в процентном соотношении город уверенно занимало первое место в России по количеству евреев-купцов, где их насчитывалось 91,8%.

В результате реформирования системы еврейского образования в 1850 г. в Бердичеве открыто первое, а в 1860 году – второй казенное еврейское училище первого разряда, к которым затем добавилось несколько частных училищ. Но их функционирование не могло существенно поднять уровень местного еврейства. Образование получала небольшая часть еврейской молодёжи, преимущественно из состоятельных слоев населения. Одним из особо деятельных энтузиастов просвещения бердичевских евреев был д-р Ротенберг, благодаря усилиям которого была открыта гимназия и учреждена общественная библиотека.

Развивается в Бердичеве и такой вид искусства, как театр. И не просто театр, а театр еврейский. Как известно, основателем еврейского театра считается Авром Гольдфаден – поэт, композитор, драматург и режиссер, первые спектакли труппы которого состоялись в Яссах осенью 1876 года. Но в восьмой книге Библиотеки журнала “Театр и искусство” за 1913 год находим публикацию “Записок еврейского антрепренера” А. Фишзон, к которым редакция сделала следующее примечание: “Автор, по справедливости, должен считаться основателем еврейского театра в России”. И как доказательство этого Фишзон приводит свою первую афишу:

Бердичев
С дозволения начальства
В субботу, 4 октября 1875 года
по желанию публики дан будет
– ЕВРЕЙСКИЙ КОНЦЕРТ –
под управлением А. Фишзона
с участием еврейских хористов.
Театр помещается в зале гостиницы “Золотые Берега”.
Цены местам: кресла 1-х и 2-х рядов 1 руб., 3-х и 4-х – 75 к., за скамейки – 30 к.

 “Вот эта афиша, – пишет А. Фишзон, – знаменует начало еврейского театра. Не только в России, но я нисколько не преувеличу, если скажу – во всей Европе… Из моего дальнейшего очерка вы увидите, что основателем еврейского театра не был Гольдфаден…”[2].

В то время пятнадцатилетний Алтеруне Фишзон учился в хедере, пел в синагогальные хоре. После светского концерта главного кантора Шпицбера Фишзон начал создавать свои песни, исполняя их перед родственниками. “В это время была в Бердичеве табачная фабрика, – вспоминал Фишзон. – Там работал молодой человек Срулик Розенфельд… Он был красив, одевался в немецкое платье, носил сапожки со скрипом, шапочку набекрень. Это был затейник большой руки, по субботам он вместе со своими товарищами устраивал разные увеселения…”.

Срулик стал водить Алтера по разным домам, где его исполнение имело большой успех, что, без преувеличения, грело самолюбие подростка. Вскоре Срулик предложил устроить концерт не в доме, а в настоящем театральном зале. Этот концерт и состоялся 4 октября 1875 года. Успех был полным. Решили совершить турне по разным городам и местечкам: играли в Житомире, Черкассах, Кременчуге, Белой Церкви и даже в Киеве. Эти концерты превращались в театральные представления с определенной драматургией. В Житомире их спектакль посетили поэты Ицхок Линецкий и Авраам Гольдфаден. Гольдфаден подарил Фишзону свой фельетон, который впоследствии стал комедией “Бабушка и внучка”, а Линецкий – книгу своих стихов. Возможно, именно это и побудило Авраама Голдфадена впоследствии заняться развитием еврейского театрального искусства.

И хотя кроме воспоминаний Алтеруне Фишзона других документальных свидетельств зарождения еврейского театрального искусства именно в Бердичеве нет, однозначным остается тот факт, что именно Бердичев сыграл в этом далеко не последнюю роль.

С 50-х годов XIX в. роль Бердичева как торгового центра Украины постепенно уменьшается. Это обусловлено ростом торгового значения Киева и других городов, получивших железнодорожное сообщение, которого в то время не было в Бердичеве, с центральной Россией. Большие еврейские фирмы переносят свою деятельность в другие города, преимущественно в Одессу, растет бедность основной массы евреев города. Также после поражения польского восстания 1863 г. многие поляки-помещики выехали в Польшу, что лишило торговых посредников Бердичева традиционной клиентуры.

Во второй половине XIX в. притеснения евреев усиливаются. Так, в мае 1882 года российским правительством вводятся “Временные Правила”, которыми запрещается проживание евреев в сельской местности. Это лишило евреев-посредников по торговле сельхозпродукцией возможности скупать ее в деревнях, в результате чего Бердичеву, как центру по сбыту сельхозпродукции, были нанесены значительные убытки. По данным конца XIX в. 20% еврейского населения Бердичева жило за счет благотворительности.

Относительная доля еврейского населения Бердичева в конце XIX в. достигает своего максимума. В 1884 году Бердичев насчитывал 77823 жителя, из них 62366 евреев (80%), 10777 православных (13,8%), 3298 католиков (4,2%), 339 протестантов и 12 мусульман. О активной культурной жизни еврейской общины свидетельствуют газеты на языке идиш, выходивших в Бердичеве конце XIX в., а именно: 1888 г. – “Найер телеграф” (издатель П. Айзикович); 1892 г. – “Ди библиотек” (издатель Ш. Гуревич); 1896 г. – “Бердичевер илюстрация”; 1898 г. – “Найес Орун Эрец-Исроэл” (издатель И. Филькельштейн); 1908 г. – сатирический тетрадь “Дер Котер” (редактор – Яношельский); 1910 г. – ежедневная газета “Фолкештиме” (Л. Фрис, А. Кин). В Бердичеве проживает известный историк Шмуэль-Аба (Самуил) Городецкий (1871-1957), потомок раввинов и хасидских цадиков. Он издает в Бердичеве первый в Восточной Европе журнал на иврите, посвященный вопросам иудаизма, “А-Горен” (т.е. “Гумно”; вышло 10 номеров, 1897-1928). В этом журнале он и сам печатал статьи о раввинах, об их жизни и мировоззрении, о хасидизме.

Дух тогдашней городской жизни передают рисунки и картины современников. Так, весной 1891 года Россию с целью изучения условий жизни восточных евреев для того, чтобы написать антисемитский отчет, посетил Джозеф Пеннел (1860-1926) – американский график-офортист и литограф, убежденный расист. Пеннел посетил Бердичев, где сделал несколько рисунков Соборной площади. Но сделать эскиз переполненного рынка в Бердичеве он не сумел, поскольку был арестован двумя полицейскими по подозрению в военном шпионаже. Вернувшись в Лондон, он предложил свои рисунки нескольким журналам. Рисунок под названием “In The Streets Of Berdicheff” (“На улицах Бердичева”) опубликовал журнал “The Illustrated London News”.

sviatyni_25
Джозеф Пеннел. На улицах Бердичева.
Joseph Pennell, In The Streets Of Berdicheff: An Interrupted Sketch, The Illustrated London News, 1891.

В начале XX века Бердичев становится одним из крупнейших центров бундовского и сионистского движений[3]. Еврейская молодежь принимает участие в деятельности и других политических партий и организаций, как еврейских, так и общероссийских. Показателен такой случай: в 1906 году в Российской империи был принят закон, запрещающий работникам на производстве разговаривать на языке идиш. В связи с этим в Бердичеве прошли собрания членов Бунда, где были приняты резолюции, осуждающие этот закон. Всего в собраниях приняли участие около 7 тыс. человек.

С началом Первой русской революции 1905 года революционное настроение получило подъем и в Бердичеве. 8 марта в Староместной синагоге состоялся многолюдный митинг, а по его окончании – демонстрация на Соборной площади. На главной улице – Белопольской – также состоялась демонстрация. Вот как рапортовал об этом киевский губернатор киевскому генерал-губернатору: “В 9 ½ часов утра движение усилилось. При этом на углу Николькой и Белопольской улиц собралась толпа евреев, человек двести, и начала кричать “ура”, бросая вверх шапки. Тогда бомбардир 3-й батареи Степан Каминский, находившийся на Соборной площади, прискакал сюда на лошади. Толпа стала разбегаться. Мещанин Симха Гутис, 18 лет, дважды выстрелил в Каминского, но не попал. Каминский догнал его на Никольской улице, ударил оголённой шашкой по голове и ранил. Другой еврей, Гершл-Хаим Барац, 17 лет, не давая задержать Гутиса, схватил Каминского за ножны. Оба еврея с помощью подоспевшего патруля были задержаны”.

Следствием мартовских событий в городе стали массовые аресты. Сотни рабочих-активистов брошены за решётку. Особенно большими были потери у Бунда, стоявшего во главе всего движения. Поэтому в апреле не происходили ни массовые выступления, ни сколь-нибудь значимые события. Революция как бы сделала перерыв и ушла в подполье, чтобы с ещё большим порывом вырваться наружу в июльские дни.

Вследствие распространения слухов о погромах и беспорядках 1 мая в Бердичеве было неспокойно. 4 мая благодаря деятельности местной социал-демократической организации бастовали мастерские, типографии, парикмахерские и несколько магазинов. “17 мая забастовали служащие конки, требовавшие сокращения продолжительности рабочего дня и повышения зарплаты”, – рапортует майская сводка жандармского отделения. Перенасыщен стачками июнь, причём в них также принимают участие крупные предприятия: “Прогресс”, кожевенные заводы Бурко, Кобылянского и Тартаковского. Демонстраций не было, за исключением одной небольшой попытки, предпринятой “Поалей Цион”[4]. “Сто евреев, собравшиеся на Житомирской улице, кричали “Долой самодержавие!” и три раза стреляли. У арестованных найдена литература “Поалей Цион”, – сообщает жандармская сводка за июнь месяц.

sviatyni_04
Группа активных участников событий 1905 года. Фотография из книги “1905-й год в Бердичеве. Заметки и воспоминания”, 1927 г.

Накал политической борьбы привел к тому, что 17 октября 1905 года Российский царь Николай II подписывает манифест, в котором оглашает предоставление Государственной Думе законодательных прав, расширение избирательных прав граждан, демократические свободы. На следующий день это известие доходит до Бердичева. Рано утром обстановка в городе была нормальной. Открыты магазины, выезжали извозчики. Стали разноситься слухи о конституции. Быстро росла активность евреев. На улицах и в переулках многолюдная толпа кричала “Да здравствует республика!”, а затем направилась к казначейству, тюрьме, арестному дому. Нападение отбили патрули. Стреляли из окон, с балконов. Один городовой убит выстрелом из револьвера, второй тяжело ранен двумя выстрелами. Демонстранты стреляли в кавалеристов. Последние ответили огнём. Несколько демонстрантов убито, есть раненые. Прибывшие казачьи сотни участвовали в подавлении беспорядков.

В октябре-декабре в Бердичеве еще несколько раз происходили стихийные демонстрации, но острота политической борьбы постепенно поутихла.

sviatyni_26
Дуглас МакКолл. Вечерняя служба в синагоге. 1892.
Dugald Sutherland MacColl. Evening service in a synagogue, Berditchev. 1892 г.

В 1912-1914 гг. состоялась Еврейская этнографическая экспедиция по местечкам Волыни и Подолии под руководством Семена Акимовича Ан-ского (псевдоним Шлойме-Занвл Раппопорта), собравшая богатую коллекцию. В 1913 году, когда экспедиция посетила Бердичев, там ещё проживали 60-70 семей брацлавских хасидов, живших обособленно от других. Их не допускали к активному участию в деятельности кагала, не принимали ни в одно местное братство. Да и вообще, избегали вступать с ними в какие-то отношения. Но между собой те несколько десятков брацлавских хасидов жили в большой близости и единстве, делились между собой буквально последним куском. Радость или печаль одного становились общей для всех.

Молились они в своём клойзе[5], который находился в “ямке”: несколько ступенек вели вниз, а окна находились на уровне тротуара. Брацлавский обряд молитвы своеобразен. Согласно преданию, его родоначальником является сам равви Нахман. Во время молитвы брацлавские хасиды подпрыгивают, подтанцовывают и не могут спокойно устоять на одном месте. Впадая в экстаз, часто вставляют много слов на идиш, а зачастую даже нееврейские слова. Среди брацлавских хасидов было также принято ежедневно устраивать кратковременное уединение. Где бы они ни находились – у себя дома, на работе или в поезде – на несколько минут обосабливались, забирались в угол, закрывали ладонями лицо, ограничивали свои мысли во имя уединения со Святым Благословенным и при этом произносили короткую молитву – молитву верности. Слова этой молитвы не были традиционными, заранее установленными для всех. Каждый, находясь в экстазе, говорил то, что чувствовал, своими словами и на своём языке.

В доме раввина Гилеля члены этнографической экспедиции в течение нескольких недель подряд записывали от раввина и его приближённых сотни острых изречений и историй, которые на протяжении нескольких поколений передавались из уст в уста только своим, самым близким. Также записали на фонограф игру на скрипке раввина Гилеля и десятки брацлавских напевов и молитв, которые пел он и его приближённые. Были приобретены ценные вещи для Еврейского этнографического музея, в том числе: рукопись равви Натана – ученика равви Нахмана Брацлавского; хрустальную люстру, которая, согласно семейному преданию, висела в покоях равви Нахмана Брацлавского; белую шёлковую жупицу (старинный длиннополый сюртук) с выбитыми на парче узорами в виде белых цветков; широкий белый пояс из шёлка; каменный ханукальный светильник.

 

* * *

Накануне Первой мировой войны в Бердичеве насчитывалось 27 промышленных предприятий. Крупнейшими из них были: заводы “Прогресс”, песочно-рафинадный, кожевенный, две ткацкие фабрики, построенные в 90-х годах, мыловаренный, пивоваренный, медоваренный, два кирпичных и маслобойный заводы, табачная и три кондитерские фабрики. Действовало 4 мельницы, 14 типографий и литографий, электростанция.

С началом Первой мировой войны жизнь населения Бердичева значительно ухудшилась. Поскольку город находился в прифронтовой полосе, здесь дислоцировалось значительное количество воинских частей, лазареты. Патриотический подъем, охвативший население страны, не обошел и бердичевских евреев: еврейская община выделила в общинной больнице места для раненых русских солдат, многие евреи идут на фронт, многие из них получили награды за проявленную храбрость в боях.

В годы войны жизнь бердичевского еврейства усложнилась. Еще в августе 1914 года почтовые отделения получили распоряжение уничтожать все письма, содержащие хотя бы несколько слов на еврейском языке”, то есть на идиш или иврите. С другой стороны, в 1915 году российским правительством фактически отменяется черта оседлости – евреям в связи с военным временем предоставляется право проживания в городских поселениях за этой полосой. Это привело к тому, что часть бердичевских евреев мигрировала из города в поисках лучшей жизни.

Революция 1917 года и последовавшая за ней Гражданская война 1917-1921 гг. лишь ухудшили и так бедственное положение местных евреев. 26 февраля 1918 года с вхождением украинских войск в Бердичев в городе произошел один из первых еврейских погромов периода Гражданской войны. Следует отметить, что еврейские погромы в Украине происходили довольно часто, особенно в революционные времена. Бердичев также не обошло это бедствие. Первые известные нам погромы произошли еще во время Освободительной войны под руководством Богдана Хмельницкого 1648 года. Трагедия повторилась во время восстания под руководством Семена Палия (1702), во времена гайдамаков (1750) и Колиивщины (1768). Но в более поздние времена, особенно в годы Первой русской революции 1905-1907 гг., когда еврейские погромы в городах России приобрели массовый характер, погромов в Бердичеве не было. Это объясняется особенностью Бердичева, в котором еврейское население по количеству жителей значительно превосходило другие национальности и могло постоять за себя. Но в годы Гражданской войны Бердичев всё же не избежал этого бедствия. Одна из причин погромов, по мнению отдельных исследователей, таилась в психологии крестьянских масс. Украинский еврейский политический и общественный деятель Соломон Израилевич Гольдельман (1885-1974), характеризуя украинского хлебопашца, указывал: “Казак-крестьянин, который несколько десятков лет назад освободился от крепостничества, где веками набиралась в нем энергия взрыва против господ и всех тех, кто возле господина стоит. Этим господином в деревне был поляк, а в городе – русский, а посредником и пристальным прислужником их … был еврей-арендатор, трактирщик, приказчик, маклер и ростовщик … Он (казак) с украинского исторического прошлого знает … о резне евреев в городах и местечках во время Хмельниччины, Гайдаматчины, Гонты…”. Поэтому погромы в Бердичеве, особенно во время очередного захвата города, осуществляли все: и украинские войска, и большевистские отряды (хотя обе стороны всячески пытались замалчивать этот позорный для себя факт).

4 марта 1918 года в Житомире Малая рада УНР приняла “Закон о регистрации гражданства Украинской Народной Республики”, согласно которому принадлежность к гражданству Украины должна регистрироваться в специальных книгах при волостных и городских управах в течение одного месяца. В этот же день Малая рада приняла запрос, внесенный фракцией УСДРП в Совет народных министров, которая поддержала интерпелляцию Бунда в отношении населения Бердичева, которому угрожали в приказах расстрелами и другими наказаниями, а также незаконными требованиями уплатить контрибуцию в 5 млн. руб. за доброжелательное отношение к большевикам”. Фракция просила Совет Министров освободить Бердичев от незаконных репрессий.

В декабре 1918 г. ситуация в городе также не была стабильной. Вышел из подполья возглавляемый Менделем ревком, который развернул большевистскую агитацию. Население волновалось по поводу выборов нового состава городского Совета рабочих депутатов, который вскоре разогнали войска УНР. В связи с тем, что силы Директории в Бердичеве были всё же незначительными, большевики готовились захватить власть силой, создавая на предприятиях боевые дружины. Утром 5 января 1919 г. по городу расклеили листовки, в которых сообщалось о переходе власти в руки Совета рабочих депутатов. В помещении театра на Белопольский улице (ныне ул. Карла Либкнехта) утром началось заседание Совета. Власть Директории уже была проинформирована о подготовке к восстанию и поэтому посылает в город так называемый “Курень смерти” под командованием полковника Палия. Подавление выступления большевиков перерастает в еврейские погромы с избиением жителей города и грабежами. Почти все грабежи были совершены одинаково: к дому подходила группа вооруженных солдат, приказывали открыть или сами взламывали входные двери, присутствующих ставили лицом к стене, а солдаты тем временем “чистили” комнаты – забирали деньги, вещи, товар. Всего еврейские погромы длились шесть дней, в результате 17 евреев погибло, 40 получили ранения, сотни были ограблены.

Уже 10 января делегация социалистических партий (УСДРП, РСДРП, Бунд, ОЕСРП) и представители еврейской общины города Бердичева посетили главу Директории В. Винниченко и председателя правительства УНР В. Чеховского. Темой обсуждения были еврейские погромы. Директория своим декретом от 18 января 1919 года осудила этот акт и выделила 1 млн. гривен пострадавшим от погромов еврейским семьям. За несколько дней до этого в обращении Директории к казакам и евреям от 14 января 1919 года Симон Петлюра писал: “По деяких місцях України окремими групами козаків вчинялися насильства над євреями. За перевіреними відомостями козаків вербували провокатори гетьманці, добровольці й ті, хто називали себе “большевиками”. Вони робили це, щоб осоромити Українську республіканську армію, викликати проти українського козацтва ненависть населення, внести в край безладдя та безчинство і такими способами вернути старе панування поміщиків та буржуїв. Деяких з таких провокаторів і погромників уже спіймано і розстріляно”.

Согласно постановлению Совета Министров была создана специальная комиссия под руководством П. Ященко по расследованию еврейских погромов в Бердичеве. Но, как вспоминал позже глава Директории Владимир Винниченко, никто причастный к этим преступлениям к ответственности привлечен так и не был. Член Президиума парламента Украины – Центральной Рады – Малой Рады Пинхас Красный (уроженец Бердичева) в 1928 году в книге “Трагедия украинского еврейства (к процессу Шварцбарда)” обвинил Директорию и ее председателя С. Петлюру в организации еврейских погромов.

Еврейские погромы происходили и во время оккупации Бердичева польскими войсками в мае 1920 года. Ужас и бесправие евреев, способы самообороны во время погромов описывает писатель Василий Гроссман в своем рассказе “Четыре дня” (1936) (хотя название города, в котором происходят события рассказа, и не упоминается, но черты еврейского Бердичева живо встают между строк):

“Коля подошел к окну и раскрыл его. И все сидевшие услыхали далекий, страшный крик.

А-а-а-а-а, – кричал город.

Синее небо было полно величия и покоя, и казалось диким, что воздух так прозрачен и легок, что весело и нежно светит весеннее солнце и так беспечно переговариваются между собой воробьи, когда над городом навис этот ужасный человеческий вопль, полный смертного отчаяния и страха.

А-а-а-а-а, – кричали сотни людей.

Видите ли, – объяснял доктор, – когда они подходят к дому и начинают стучать в парадную дверь, самооборона бежит по квартирам и предупреждает жильцов, все становятся у окон и кричат. Соседние дома тоже начинают кричать, и в общем кричат целые кварталы. Иногда это помогает”.

Не удивительно, что во время революционных событий 1917-1921 гг. и в первое десятилетие советской власти количество евреев в Бердичеве постепенно уменьшается. За переписью 1926 года вместо бывших 80% евреи составляли только половину жителей Бердичева. Такая пропорция сохранялась до середины 1930-х.

В первые годы советской власти и до середины 1930-х годов использование еврейского языка было достаточно активным: функционировала сеть школ на идиш, выходят газеты “Дер кустарь”, “Дер Эмес”, многотиражная газета фабрики “Победа” “Дер шлягер”, “Дер арбетер” (периодичность 10 номеров в месяц). В 1924-1925 гг. городская газета “Голос труда” (с июня 1925 года – “Радянський шлях”) выходит с еженедельным приложением “Рабочее эхо”, которое печатается на русском языке и имело последнюю страницу на идиш. В 1924 году в Бердичеве даже был создан первый на Украине государственный суд с делопроизводством на идиш. Наряду с украинским и русским языками, идиш был признан официальным языком в ряде других государственных учреждений Бердичева. В 1926 году идиш в Бердичеве назвали родным 28584 человек из 30812 евреев города (92,77%). Бердичевским работникам краеведческого музея в 1928 году удалось собрать 104 пинхуса[6] цеховых еврейских молитвенных собраний, в которых рассказывается о возникновении цехов 104 специальностей, в которых работало около 4 тысяч ремесленников.

sviatyni_23
Борис Ермолаев. Старый Бердичев. На улице. 1937-1938 гг.

Но в самом начале 1930-х появляются ограничения в использовании идиш в учреждениях. С первых лет советской власти начались ограничения и еврейского религиозной жизни. В 1920-1930 гг. большинство из 80-и городских синагог, а также хедеры (еврейские религиозные начальные школы), существовавшие до революции, были закрыты. В марте 1923 года в городской газете “Голос труда” появляется публикация, в которой ставится вопрос о передаче помещения Хоральной синагоги под рабочий театр. Но верующим удается отстоять свой храм. И все же в 1929 году, под предлогом обращения местных евреев – рабочих и служащих – в горисполком с просьбой забрать дом Хоральной синагоги из ведения религиозной кучки стариков” и передать его на культурные нужды работающих, местная власть, несмотря на заявления верующих евреев от 27.09.1930 г. и просьбу оставить синагогу в их пользовании, направила ходатайство в органы УССР о закрытии синагоги. После закрытия в ней разместили клуб, который действовал до самого начала Великой Отечественной войны.

Печально известный период репрессий 1936-1938 гг. не обошел стороной и бердичевское еврейство. Еще в июне 1933 г. в газете “Радянський шлях” публикуется статья редактора Л. Новицкого Більше пильності в боротьбі з ухилами від генеральної лінії партії”, после которой в городе начинается чистка рядов ВКП (б), переросшая в волну кровавых репрессий. Первыми жертвами чистки, а затем и репрессий, стали рабочие фабрики “Победа” Гершфельд, Гершойг, Думанис, которых обвинили в организации троцкистской группы (председателем районной комиссии по чистке в то время был Коган, а председателем ГПУ – Люблин). В результате чистки 1933-1934 гг., а также борьбы с так называемым националистическим уклоном Скрипника и изменением национальной политики в СССР, которая стала русификаторской, изменяется и национальный состав городских руководящих органов. Если на второй партконференции коммунистов Бердичевщины в состав горкома КП(б)У входили люди с еврейскими фамилиями Бойм, Беренштейн, Горенштейн, Лезман, Рубинштейн, Фрейнкель, Хальтман, Шамис, Фикельберг, Мелер, то в 1935 году никого из этих людей там уже не было.

В 1937-1938 гг. работниками городского отдела НКВД Бердичева была “разоблачена” подпольная еврейская сионистская организация. Ее ядро “составляли” еврейские клерикалы, бывшие члены буржуазно-националистической организации сионистов. Возникла она якобы в 1929-1930 гг. Основателями организации были еврейские цадики (служители религиозного культа), эмигрировавшие за границу и создавшие в ряде стран “Комитет помощи евреям СССР”. Под покровом религии члены этой организации якобы в течение нескольких лет проводили активную контрреволюционную работу среди еврейского населения Бердичева, прививая ненависть к советской власти и к ее органам, воспитывали молодежь в националистическом духе, а также “развивали” у евреев эмиграционные настроения, побуждая их к выезду в Палестину. За принадлежность к клерикальной сионистской организации в Бердичеве были арестованы М.Н. Белоцерковский, А.С. Кац, Г.Л. Тверский, Е.С. Харкац, Ш.Ц. Харитон, И.С. Шиндер, Ш.А. Фридман.

Перед началом Второй мировой войны, особенно после заключения пакта Молотова-Риббентропа (август 1939 г.), в Бердичеве практически прекращается еврейская культурная деятельность. Русификаторская политика Советского государства, репрессии (в том числе и по национальным признакам) привели к тому, что по переписи 1939 года официальная численность еврейского населения в Бердичеве составила 23266 человек, или 37,5%. Единственным очагом национально-религиозной жизни евреев Бердичева в предвоенные годы была подпольная ешива (школа) хасидов ХАБАДа под руководством молодого раввина Элиэзера Пинского (1914-1942). Элиэзер сам учился в подпольных ешивах Полоцка и Киева, стал большим знатоком Торы и хасидизма, раввином. Кроме бердичевской ешивы в тридцатые годы руководил подпольными хаббадскими ешивами в Житомире и Киеве. Считался одним из самых перспективных последователей Любавичского раввина, но погиб вместе с семьей в годы оккупации.

22 июня нападение немецко-фашистских захватчиков прервало мирную жизнь населения города. Заботясь о дальнейшей судьбе промышленных предприятий, власть в то же время практически ничего не делала для организации эвакуации мирного населения. Не смотря на это, до прихода немцев около трети еврейского населения успело эвакуироваться или бежать. Одновременно в город прибывали тысячи беженцев с запада страны (в основном евреи), которые практически не получали даже минимальной помощи.

8 июля после ожесточенных боев Бердичев был полностью оккупирован немецко-фашистскими войсками, город заполняется гитлеровцами, которые кричали из кузовов машин, въезжающих в город: “Juden kaput” (“Евреям конец”). С первых же дней пребывания в Бердичеве захватчики пытались реализовать генеральный план “Ост”, в котором нашли свое изложение основные принципы “Новой восточной политики”. По плану предполагалось превратить территорию Житомирской области в зону немецкой колонизации, ее опорным пунктом должен был стать Бердичев. Исходя из этого, город превратили в место массового уничтожения как военнопленных, так и мирного населения, в основном евреев.

Их уничтожение началось практически сразу же после того, как фашисты вошли в город. Так, группу евреев, которую схватили немецкие солдаты неподалеку кожевенного завода, привели в дубильный цех. Людей заставили прыгать в яму, наполненную едким дубовым экстрактом. Тех, кто отказывался, убивали на месте. Гитлеровцы, которые принимали участие в этой экзекуции, называли ее “шуткой”, они, мол, дубили еврейскую кожу. Уже 10 июля военный комендант немецких оккупационных войск издал приказ, которым обязал еврейскую часть населения Бердичева сдать новой власти 100 тысяч рублей в виде денег и драгоценностей. В это время среди нееврейской части населения города фиксируются проявления антисемитизма – отдельные еврейские семьи соседи силой выгоняют из их квартир, в полицию поступает информация о евреях, которые скрываются. Но такой антисемитизм был скорее бытовым – в большинстве своем украинское население сочувственно относилось к евреям.

7-8 августа 1941 года началось массовое выселение евреев в гетто, созданное в районе городского рынка (Ятки) и прилегающих улиц Староместной, Муромской, Штейновской (последние две ныне имеют названия соответственно 30-летия Победы и Льва Толстого). С собой им разрешалось взять лишь одежду и белье. К 22 августа большинство евреев были собраны в гетто. Евреи вселялись в старые лачуги, по несколько семей в комнате. Оставлять гетто разрешалось только для выхода на рынок для приобретения продуктов, но только после шести часов вечера, когда на рынке уже практически не оставалось ни продавцов, ни продуктов. В остальное время выходить за пределы гетто запрещалось под страхом сурового наказания. Вот как вспоминает об этих днях еврейский мальчик Михаил Вальшенбойм: “Никто там нами не управлял. Я во всяком случае такого не припомню, чтобы кого-то над нами поставили. Просто людей согнали тогда на эти улицы, и каждый там было предоставлен сам себе. Никто о нас не заботился, каждый жил в одиночку, кто как мог.<…> …приходится “промышлять” конечно, вне гетто – на базаре или около мест расположения немецких частей. Охраняют гетто не очень строго, надо только снять желтую Звезду Давида, прежде чем идти в город. Легче прожить тем, кто не картавит, и не похож лицом на еврея, а то могут прогнать, или позвать полицию. Полицаи церемониться не будут: либо просто надают тумаков, либо еще и посадят в подвал при полицейском участке”.

25 августа в Бердичев прибыл штаб обергруппенфюрера СС и генерала полиции “Россия-Юг” Фридриха Еккельна (Friedrich Jeckeln). В этот же день штабная рота начала массовые расстрелы еврейского населения – были казнены 546 человек. 27 августа большую группу (около 2 тыс.чел., в том числе старики, женщины, дети) вывезлив район села Быстрики там расстреляли. За этой партией были следующие.

28 августа на территории историко-культурного заповедника гитлеровцы расстреляли 300 евреев, которых взяли из квартир домов, прилегающих к заповеднику.

4 сентября также проведена массовая акция расстрела еврейского населения, в результате которой оккупанты уничтожили 1303 жителя, среди них 876 женщин и детей.

5 сентября 10656 человек были казнены рядом с селом Хажин (недалеко от полотна узкоколейной железной дороги Бердичев-Бродецкое-Холоневская).

15-16 сентября 1941 года состоялся массовый расстрел мирных жителей еврейской национальности города Бердичева и района. Обреченных гнали большими партиями, а немощных свозили многотонными машинами к местам казни, которые заранее подготовили рядом с хутором Шльомарка (ныне носит название Любомирка) и селом Радянское. Группы по 30-50 человек пригнали к заранее выкопанным ямам, они отдавали все ценности и деньги офицеру, а затем им пускали пулю в затылочную часть головы. Обессиленных больных и стариков, которые не могли передвигаться, родные несли к месту казни на одеялах, простынях и носилках. После расстрела верхний слой земли долго шевелился, а на следующий день вся поверхность засыпанных землей ям была красная от человеческой крови. Чтобы заглушить крики и плач обреченных, во время расстрела весь день над местами казни кружили четыре немецких самолета. Всего в этот день было уничтожено 12 тыс. мужчин, женщин и детей. Массовую казнь совершила штабная рота обергруппенфюрера СС Фридриха Еккельна, 45-й резервный полицейский батальон и полиция, которую набрали с местного населения. Спастись от расправы удалось единицам. И снова вспоминает Михаил Вальшенбойм: “В тот момент, когда я снимал рубашку [во время акции], то увидел, что стою рядом с разбитым комбайном… И вот спрятался я за этот комбайн. Лег, затаился там… И вот слышу, что уже строчат там пулеметы, автоматы… Крик, плач… Когда я там лежал, то подошел один полицай и увидел меня. Подошел ко мне, наклонился, и назвав меня одним хорошим именем, сказал мне: “Чего это ты, жиденок, тут лежишь?”. На мое счастье, он еще тихонько об этом сказал. Ведь вы понимаете, что разговор этот был для меня между жизнью и смертью. А я ему так же тихо и говорю: “У меня золото есть. Здесь, со мной. В подштанниках у меня зашито”. Я в тот момент в одних подштанниках и был. А у меня на самом деле и не было ничего, просто это было первое попавшееся, что мне пришло в голову. А он мне: “Ну, лежи, лежи. Я потом подойду”. Видимо, заинтересовало его это золото. Это-то меня и спасло, а иначе бы он меня за шкирку к общей яме и потащил бы. Так он и ушел. А я еще пару минут полежал там, но сообразил, что он меня знает, и каждый миг вернуться может, так поэтому мне нельзя там долго лежать, уходить надо. Тогда я и уполз оттуда, и полз еще долго, как минимум несколько сот метров, чтобы меня не увидели. А когда я уже выполз, то оказался в каком-то саду, или в парке. Я поднялся на ноги, и пустился бегом бежать”. Михаила Вальшенбойма приютила украинская семья в селе Тереховом, а когда оставаться там стало опасно, он прибился к пленным красноармейцам в Козятинском районе. В декабре 1943 года район был освобожден советскими войсками.

Через две недели – 3 октября – в районе совхоза (МТС) Сокулино (ныне поселок Мирный) было расстреляно более 3 тысяч евреев. Это были оставлены на полтора месяца жить евреи-специалисты и частично члены их семей, а также выловленные полицией на территории гетто евреи, которые скрывались от оккупантов.

3 ноября расстреляли еще около 2-х тысяч евреев. В городе фактически было истреблено еврейское население, ликвидация которого продолжалась с июля месяца.

Всего в 10-ти братских могилах, находящихся в разных местах вдоль автодороги Бердичев-Райгородок, похоронено 18640 мирных жителей, в основном женщин, детей и стариков еврейской национальности. Бердичевская трагедия сентября 1941 года, когда погибло более 30 тысяч евреев, стала первым массовым геноцидом еврейского населения, осуществленным гитлеровцами в Европе и Советском Союзе (следующим стало массовое уничтожение евреев в Бабьем Яру под Киевом). Немецко-фашистские оккупанты вместе с физическим убийством евреев также разрушили все синагоги Бердичева – Белопольскую, Загребельную, Немировскую, Новоместную и Староместную. От Хоральной синагоги Бердичева остались только стены.

ogoloshennia_evrey1
Объявленик гебитскоммисара об аресте выявленных евреев.

Но на этом оккупанты в своем желании уничтожить всех без исключения евреев не остановились. Через полгода – 25 февраля 1942 г. – гебитскомиссар Бердичевского округа Шмидт издал приказ-распоряжение, согласно которого все евреи, что прятались еще от оккупационных властей в Бердичеве, должны были в недельный срок переселиться в лагерь СД (служба безопасности) на Лысой горе. В этом приказе было также указано, что каждый еврей, которого обнаружат 2 марта и в последующие дни после указанного срока вне лагеря СД, будет расстрелян на месте. После издания этого приказа все евреи-ремесленники, которые еще оставались живыми, были собраны в барак №1 лагеря СД на Лысой горе – на территории бывших казарм 14-го кавалерийского полка Красной Армии. Через несколько месяцев – в середине июля – 700 еврейских девушек и подростков (их согнали с окрестных деревень) вместе с 230 евреями-мастерами расстреляет немецкая лагерная охрана и местная полиция. А 27 апреля были расстреляны зарегистрированные еврейки, проживавших в Бердичеве и состоявшие в браке с русскими, а также дети, рожденные от смешанных браков. Их оказалось около 70 человек. Последние 60 евреев-специалистов, которые еще оставались живыми, были расстреляны во время первого наступления Красной Армии на Житомир в ноябре месяце 1943 года.

Всего в годы оккупации в Бердичеве от рук фашистских палачей и их пособников погибло 38536 евреев.

Хотя украинцы (полицаи) и были замешаны в расстрелах евреев, проявлялся и бытовой антисемитизм, но в целом антисемитская политика нацистов была чуждой для украинского народа. Украинцы сочувственно помогали евреям в столь трудное время. Недаром сейчас в еврейском мире среди тех, кто спасал евреев во время войны, больше всего украинцев удостоено почетного еврейского звания “Праведник народов мира”. Многие бердичевские семьи, рискуя жизнью, спасали от фашистской расправы обреченных, передавали продовольствие и одежду в гетто, предоставляли убежище евреям. Среди них были Н.М. Бей, Л.А. Данилюк, М.С. Гончаренко.

Государство и еврейский народ достойно отметили людей: в 1953 году в Израиле, во имя сохранения памяти о миллионах невинно казненных нацистами евреев был принят закон о мучениках и героях. В нем указано, что не должны быть забыты и имена тех, кто спасал евреев, кто носит звание “Праведники народов мира”. 16 сентября 2001 года до 60-й годовщины начала массовых расстрелов евреев в Бердичеве рядом с памятным знаком на месте, где находилось еврейское гетто, установлена памятная стела Праведникам Мира. Этот памятник является первым в Украине и странах бывшего СССР.

В 1944 году на территории крепости – монастыря Босых Кармелитов – на братской могиле, где нашли вечный покой 960 военнопленных и мирных жителей (в подавляющем большинстве – евреев), установлен обелиск. Но увековечить памяти фашистского геноцида в годы сталинизма было невозможным – в данном вопросе судьба Бердичева так же характерна для Советского Союза, как и история истребления бердичевских евреев. После освобождения города евреи вернулись, начали работу по созданию памятника на месте массовых расстрелов евреев вблизи военного аэродрома между селом Радянское и хутором Шльомарка (ныне Любомирка). Однако в 1946 году городская и военная власти стали требовать от председателя религиозной общины Метлера оставить попытки установить мемориал. Поскольку установить памятник на месте казни стало невозможным, евреи установили несколько символических надгробий на еврейском кладбище. Вместе с тем попытки получить разрешение на установку памятника продолжались и в конце 1940-х – начале 1950-х годов. В 1953 году по инициативе полковника Спивака, который проходил службу в одной из воинских частей Бердичева, на собранные жителями города средства были изготовлен памятник на месте массовых расстрелов евреев вблизи военного аэродрома. Но монумент простоял всего один день: ночью по приказу руководства аэродрома памятник демонтировали и вывезли в неизвестном направлении. Аргументы были лаконичными: памятник – это ориентир, который демаскирует аэродром. Но каждый понимал, что трехметровый памятник вряд ли является лучшим ориентиром, чем колокольня церкви или водонапорная башня, также расположенные рядом аэродромом. Полковник Спивак был уволен из рядов Вооруженных Сил и исключен из Коммунистической партии.

Спустя несколько десятилетий после этих событий памятник нашли на территории еврейского кладбища по улице Ленина и установили при входе. 6 мая 1990 года у памятника в честь его установки состоялся траурный митинг, организованный Обществом еврейской культуры Бердичева. Непосредственное участие в восстановлении памятника принимали члены общества Давид Крысс, Лев Тартаковский, Николай Гельбер, Геннадий Рапопорт и другие.

В 1983 году на северной окраине села Хажин, на месте казни рядом с братскими могилами, где похоронены 10656 человек, установлен памятный знак из черного гранита. Того же 1983 года у группы могил (западная окраина города), где фашисты расстреляли более 18 тыс. советских граждан еврейской национальности, также установлен памятный знак из гранита – трехметровая вертикальная стела с мемориальной надписью. Это произошло благодаря усилиям нескольких энтузиастов, в частности, ветерана войны Е.Л. Бернштейна, неутомимо писавшего и обращавшегося во все инстанции. На черной плите выбито: “В этих местах в сентябре 1941 года гитлеровскими захватчиками зверски замучено и расстреляно 18640 мирных советских граждан. Вечная память жертвам фашизма”. Также у подножия стелы на черной гранитной плите высечено схему захоронений. Возле каждой из могил на зацементированных кирпичных постаментах горизонтально укреплены одинаковые серые гранитные плиты (1,2 × 0,7 м) с мемориальными надписями.

В 1987 году в пяти других местах массовых захоронений также установлены мемориальные знаки. Надписи на всех 9-ти могильных плитах одинаковы: “Вічна пам’ять мирним радянським жителям, які були замучені та розстріляні німецько-фашистськими загарбниками у вересні 1941 року”. В 1991 году на всех мемориальных плитах установлены доски из гранита, на которых высечена та же надпись, а также шестиугольные звезды Давида. Одна из могил размером 10 × 8 м находится на окраине возле центральной части села Радянское. В 1995 году здесь также установлен памятный знак.

В 1999 году в Бердичеве по улице Молодогвардейской на месте, где находилось еврейское гетто, установлен памятный знак с посвятительной надписью.

 

* * *

5 января 1944 года Бердичев был освобожден от оккупантов. Отступая, гитлеровцы разрушили ряд предприятий, учреждений просвещения и культуры, 449 домов. На январь месяц население Бердичева составляло лишь 18 тысяч человек – в четыре раза меньше, чем до войны. В городе осталось всего 10-15 евреев.

Постепенно в Бердичев начали возвращаться евреи, оказавшиеся в эвакуации. В августе 1944 года открывается первая послевоенная синагога на улице Ленина (дом №40), потом вторая на улице Карла Маркса (дом №3). В конце 1945 года открывается синагога на улице Свердлова, 8, здание которой было построено в 1895 году. Все синагоги открылись благодаря стараниям Якова Горба, который родился в Бердичеве в 1890 году. Как и другие евреи, он вернулся в Бердичев после эвакуации. Для синагоги по улице Свердлова Яков Горб передал в дар Сейфертойре (свиток Торы) и свои некоторые сыдирем, собирал своими руками инвентарь и мебель. До последних дней он посещал эту синагогу, умер 7 августа 1970 года, похоронен в Бердичеве на еврейском кладбище по улице Ленина. Портрет Якова Горба ныне висит в синагоге на почетном месте.

В 1946 году власть также передала еврейской общине здание Хоральной синагоги. За 20 последующих лет дом был отстроен, появился второй этаж. Но численность еврейской общины Бердичева с начала 1950-х годов постепенно уменьшалась. Это стало поводом для властей, чтобы забрать здание. С 1964 года в бывшей синагоге заработала перчаточная фабрика, а на фасаде здания появилась надпись “Слава КПСС”. В это же время закрывают синагоги на улицах Ленина и Карла Маркса. Единственной действующей в городе остается синагога на улице Свердлова. Культурная деятельность на идиш не была возобновлена. Религиозная активность продолжала подвергаться жестким ограничениям. В 1960-х годах была запрещена выпечка мацы, но через несколько лет запрет сняли.

Город постепенно восстанавливается из руин. Особенно быстрых темпов жилищное строительство набрало в 1959-1965 гг. Генеральным планом 1955 г. был выдержан курс на сочетание старинной застройки с новыми зданиями, высота которых не превышала четырех этажей. За это время введено в эксплуатацию 137 тыс. кв. метров жилой площади. На улицах начали появляться “хрущевки” (как правило, пятиэтажные панельные и кирпичные дома без технического этажа, лифта и мусоропровода, массово строились в СССР во времена правления Никиты Сергеевича Хрущева, за что и получили в народе это имя). Более 20 тыс. жителей Бердичева переехало в новые квартиры. С центральных улиц города практически исчезают одно- и двухэтажные дома, которые в свое время формировали штетл – местечковую застройку Бердичева. Часть из них была разрушена еще в годы войны, часть была снесена во время реконструкции улиц. Бердичев окончательно утрачивает черты еврейского городка. Местечковую застройку теперь можно встретить только на окраинных улицах города – Героев Украины (бывшая Дзержинского), Садовой, Набережной, Косогорский, Винницкой (бывшая Свердлова) и др.

В 1980-х годах на фоне активной культурной жизни населения в Бердичеве практически прекращается еврейская культурная деятельность, которая еще теплилась в послевоенный период. Численность еврейского населения постепенно уменьшается. Наблюдается два периода массового переезда евреев в Израиль (алия): в конце 1960-х – начале 1970-х годов, и начиная с 1989 года. По переписи 1979 года в Бердичеве проживало 4637 евреев (5,8% населения города), по данным переписи 1989 года – 3512 человека (3,9%). Еврейское население Бердичева в 1989 году отмечалось исключительно высоким уровнем ассимиляции: из тысячи лиц еврейской национальности лишь 117 считали еврейский язык родным, 858 таковым считали русский язык. С 1988 года возобновилась репатриация еврейского населения Бердичева в Израиль и частично в США. На 1 января 1995 г. в Бердичеве проживало около 800 евреев (0,8% населения города).

sviatyni_22
Раввин Шмуэль Абрамович Плоткин с молодежью.

Новое развитие иудейская религиозная община города получила в конце 1980-х – начале 1990-х годов: в конце 1980-х синагогу, расположенную на улице Свердлова, 8 (ныне улица Винницкая), возглавил раввин Шмуэль Абрамович Плоткин, приехавший из США. По его инициативе и при содействии городских властей в 1991 году на могиле Леви Ицхака Бердичевского взамен усыпальницы, которая в советские времена, в годы религиозных гонений, пришла в упадок и была разобрана, на средства израильского мецената Нахмана Эльбаума по проекту бердичевлянина Леонида Мущицкого была возведена новая усыпальница.

sviatyni_14
Синагога на улице Винницкой (бывшая улица Свердлова), 2012 г.

С 2004 года иудейскую общину возглавил раввин Моше Таллер, а Шмуэль Плоткин стал почетным раввином города. При руководстве Шмуэля Плоткина и Моше Таллера рядом с основным помещением синагоги появилась миква (бассейн для ритуальных омовений), гостиница для приезжих. В 2002 году заработало предприятие по производству кошерного мяса, открылась еврейская школа, детский сад, женский клуб, в июне 2008 года общине был подарен новый Свиток Торы. В городе функционируют ешива, колел, которые возглавляет раввин Акива Немой.

С 1989 года в Бердичеве действует Общество еврейской культуры. Общество стало инициатором ряда мероприятий, связанных с геноцидом еврейского населения Бердичева в годы войны. Второе важное направление работы Общества – предоставление гуманитарной помощи тем, кто в этом нуждается. Религиозная община во главе с раввином и Общество культуры прилагают значительные усилия по привлечению людей к еврейской культуре, традициям, к изучению иврита.

sviatyni_16
На могиле Леви-Ицхака Бердичевского, 2004 г.

С 1997 года в Бердичеве действует иудейская религиозная община “Друзья Бердичева”, основателем которой стал американский предприниматель Фавиш (Эрнест) Менглович, а руководителем – Александр Глейзер. Целью работы общества – помощь в развитии еврейской общины Бердичева. На деньги организации на улице Войкова, 10, построен четырехэтажный жилой дом со вспомогательной инфраструктурой, в котором имеются и мужская, и женская миквы.

 


 

 

[1] в широком смысле слова кагал означает община; чаще всего этим термином обозначают правление еврейской общины, являвшееся посредником между нею и властями. Во главе кагала стояли четверо-пятеро старшин (рашим), которые вместе с тремя почетными членами (товим) составляли правомочную коллегию кагала, решавшую все общественные дела. Это руководство кагала именовалось “семеро нотаблей города”. Кагал собирал налоги, судил, наблюдал за поведением евреев, контролировал торговлю и ремесла, выборы раввина и обучение детей, т.е. полностью регламентировал жизнь членов общины. Так как кагал отвечал за исправную уплату налогов властям, за поставку рекрутов на военную службу, члены еврейской общины были связаны круговой порукой. Полицейские функции и многочисленные злоупотребления кагала, вырождавшегося в олигархию богачей, порождали возмущение еврейских низов, напряженность внутри общины. В 1844 году кагалы на территории Российской империи, в т.ч. в Бердичеве, были упразднены, и их функции переданы городским управам и ратушам.

[2] А. Фишзон. Записки еврейского антрепренера // Библиотека Театра и Искусства, СПб, 1913, кн. VIII, с. 3-4.

[3] БУНД (Всеобщий еврейский рабочий союз в Литве, Польше и России) (идиш בונד Бунд — “союз”, полное название — אַלגעמיינער ייִדישער אַרבעטערסבונד אין ליטע, פּוילן און רוסלאַנד (Алгемэйнэр Йидишэр Арбэтэр Бунд ин Литэ, Пойлн ун Русланд) — еврейская социалистическая партия, действовавшая в России, Польше и Литве от 90-х годов XIX века до 40-х годов XX века. В настоящее время группы бундовцев существуют в США, Канаде, Австралии, Израиле и Великобритании.

[4]Поалей Цион” (Рабочие Сиона) — Еврейская социал-демократическая рабочая партия “Поалей Цион”, умеренная еврейская организация социалистического направления (1906-1928).

[5] Клойз (קלויז, идиш), в Центральной и Восточной Европе — помещение (обычно при синагоге), где изучают Талмуд и раввинистическую литературу; нередко также название хасидских молитвенных домов.

[6] Пинхус – или пинкус – летопись, в которую вносили все события из жизни общины.

ЗАЛИШИТИ КОМЕНТАР

Please enter your comment!
Please enter your name here