Home Бердичевляне рассказывают Борис Бендиткис. Однажды было так – частный случай №3

Борис Бендиткис. Однажды было так – частный случай №3

243
0
SHARE

Как-то в офис фирмы, в которой я работал, заглянул мой бывший коллега по заводу “Комсомолец” (почти пять лет трудились мы вместе в инструментальном цеху). За чашкой кофе мы обменивались мнениями о судьбе завода, вспоминали общих знакомых, делились планами на будущее. С тех пор стал он изредка заходить ко мне на работу в конце рабочей недели с рассказами о своей деятельности, о городских новостях, интересовался успехами моих детей. Рассказчиком он был великолепным, его воспоминания всегда были полны живописных подробностей, а когда речь шла о наших общих знакомых, я поражался точности характеристик. И всё это с тонким чувством юмора. Поэтому я всегда ждал очередной встречи с ним, заранее предвкушая удовольствие от его рассказов. Однажды, узнав, что моя семья готовится к переезду в другую страну, он улыбнулся и рассказал мне о своём участии в помощи одному человеку в выезде из Союза. Прошло уже много лет, как мой собеседник ушёл в “мир иной”, и поэтому сейчас я взял на себя смелость обнародовать его рассказ…

Дело было в середине восьмидесятых годов. Редакция газеты, в которой он трудился фотокорреспондентом, поручила ему подготовить репортаж об одном из колхозов Винницкой области, добившемся очень хороших показателей в бытовавшем тогда повсеместно соревновании производителей сельхозпродукции. А данное хозяйство оказалось впереди и по урожайности зерновых, и по надоям молока. Приехав в село, достаточно удалённое и от районного, и от областного центров, корреспондент был приятно удивлён добротными кирпичными домами с ухоженными цветниками, широкими чистыми улицами. После знакомства председатель колхоза поручил довольно немолодому, но весьма резвому мужчине показать приезжему все хозяйства колхоза и познакомить его со всеми передовиками. А самого сопровождающего председатель представил, как бессменного секретаря сельсовета со времён образования самого первого коллективного хозяйства в этом селе. Словоохотливый секретарь сельсовета знал всех сельчан в лицо, называл всех по имени, и явно пользовался уважением и любовью всех встречных. По ходу знакомства гостя со всеми достопримечательностями и передовиками села он успевал обо всём давать подробнейшую информацию. Показал он и свой дом, пригласил при случае заходить в гости. Завёл он приезжего и на сельское кладбище, тоже аккуратно прибранное. И тут корреспондент обратил внимание на немалое количество старых памятников с несколько необычными для этих мест именами и фамилиями усопших. Оказалось, что до войны в этом селе проживало и работало большое количество евреев. Они трудились наравне со всеми птичницами, механизаторами, доярками, только к работе со свиньями просили их не привлекать… Однажды разразилась эпидемия какой-то болезни, и много сельчан разного возраста, в том числе евреев, не справились с недугом и были здесь преданы земле. С началом войны немцы очень быстро оказались здесь. Практически никто не успел эвакуироваться. Всех евреев сразу арестовали, вывезли в какое-то гетто, и никто из них живым оттуда уже не вышел. Не вернулись с войны и еврейские юноши, мобилизованные в армию ещё до войны…

Уезжая из села с огромным количеством записей и отснятых фотоплёнок, корреспондент пообещал в случае опубликования его репортажа обязательно приехать с газетами и фотографиями. Руководству редакции газеты репортаж очень понравился, из-за огромного объёма информации и качественных фотографий было решено сделать отдельный специальный выпуск газеты, посвящённый конкретно этому хозяйству. Когда этот выпуск вышел в свет, корреспондент, выполняя своё обещание, в выходной день с увесистым свёртком газет и фотографий приехал домой к секретарю сельсовета. Радость старичка, когда среди прочих материалов и фотографий он увидал себя и посвященные ему лично слова вполне заслуженной благодарности, была неописуемой. Он угостил гостя замечательным обедом с обязательной дегустацией немалого количества настоек и наливок его собственного производства…

После завершения застолья, изрядно “надегустировавшись”, хозяин вдруг сказал: “А сейчас я вам покажу то, о чём никто в селе не знает”. Откуда-то был принесён видавший виды деревянный сундучок, из которого были извлечены какие-то папки с тесёмочками и плотно закрытые бутылочки. И на папках, и на бутылочках были наклеены бумажки с датами. Оказалось, что за много лет “секретарствования” хозяина и населённый пункт, и коллективное хозяйство не раз меняли свои названия и формы правления. И находчивый секретарь не забывал, “на всякий случай”, как он высказался, сохранять некоторое количество чистых листков бумаги с печатями и штампами , что было запрещено. Самые “старые” листы даже начали желтеть. Даже чернила разных лет он умудрился сохранить, как и перьевые ручки… Ещё раз удивившись способностям хозяина, гость с благодарностями попрощался.

Через некоторое время к моему собеседнику обратились знакомые ему люди с необычной просьбой – попытаться помочь одному человеку покинуть СССР и выехать, как говорилось, на ПМЖ. Встретившись лично с журналистом, этот немолодой уже человек заявил, что он готов на всё, лишь бы его мечта осуществилась. И тут… в голове моего бывшего коллеги появилась идея, быстро разросшаяся в легенду, в его памяти всплыли еврейские захоронения в селе, и гостеприимный хозяин с его бумажками…

Уже на следующий же день на транспорте “мечтателя” они вдвоём приехали в село. Первым делом посетили теперь уже бывшего секретаря сельсовета (по состоянию здоровья он ушёл на уже давно заслуженный отдых). Оставшись с ним наедине на довольно продолжительное время, “искатель возможности” убедил его помочь осуществить его мечту и посвятил в разработанный журналистом план. Теперь уже втроём посетили сельское кладбище и вскоре нашли желаемое.

Обнаружили захоронение молодой ещё еврейки, относящееся к году, когда соискателю ещё не исполнилось двух лет, и немного ранее умершего мужчины-еврея с подходящими данными.

Бывший секретарь на бланке со штампом и печатью соответствующего времени нужными чернилами перьевой ручкой красивым подчерком написал: “В связи со смертью родителей (таких-то, таких-то) их сын, Иосиф Соломонович (тут было использовано имя и фамилия еврея с памятника), родившийся тогда-то, тогда-то (была поставлена реальная дата рождения “просителя”), передаётся на воспитание таким-то, таким-то (были поставлены данные реальных родителей). И вторая справочка появилась на свет – “Свидетельство о рождении”, где чёрным по белому было расписано кто, когда, от кого родился. Всё честь по чести…

Пока нужные бумаги искусственно очень осторожно “старились”, в обстановке строгой секретности мужчине “на дому” знакомым хирургом было сделано (чтобы исключить любые возможные в будущем вопросы…) обрезание крайней плоти.

Когда всё зажило, был приглашён раввин из синагоги для прочтения заупокойных молитв на месте захоронений родителей. В хорошую погоду раввин прочитал-пропел молитвы, а мой собеседник сделал множество фотографий скорбящего сына рядом с раввином на фоне могил родителей… Затем вернувшийся в синагогу раввин выдал положенные по закону справочки на бланках синагоги с соответствующими штампами и печатями о произведённых действиях.

А затем был суд, проситель объяснил, что после смерти людей, которых он считал своими родителями, он разбирал семейные архивы и случайно наткнулся на две старые бумажки, из которых ему стало ясно, что он был не родным, а приёмным сыном. И он загорелся идеей найти место своего рождения. После долгих поисков он нашёл это место, где он появился на свет, и места захоронения его настоящих родителей. На основании представленных документов он просит суд вернуть ему настоящие имя, отчество и фамилию… И он получил нужное ему решение, и был ему оформлен новый паспорт с такой нужной “пятой” графой с национальностью – “еврей”. Получение разрешения на выезд не вызвало никаких вопросов…

LEAVE A REPLY

Please enter your comment!
Please enter your name here